www.pinkfootball.ru - Девушки о футболе

Главная Пресса Интервью Томас Мюллер: «Какие дети? Я сам еще ребенок!»

Томас Мюллер: «Какие дети? Я сам еще ребенок!»

(15 голоса, среднее 4.13 из 5)
21-летний форвард «Баварии» и сборной Германии совсем не похож на звезду — хотя, несмотря на юный возраст, имеет все основания таковой считаться.
С обладателем «Золотой бутсы» ЧМ-2010 мы беседовали в холле петербуржского отеля «Астория» в день товарищеского матча «Зенит» — «Бавария». С первой минуты Мюллер очаровал почти детской непосредственностью. Никакой заносчивости и близко не было!

А ведь в 20 лет стать лучшим снайпером мирового первенства (в Южной Африке, напомню, Мюллер с пятью голами разделил этот титул с голландцем Снайдером, испанцем Вильей и уругвайцем Форланом, но «Золотая бутса» досталась немцу, сделавшему еще и 3 голевые передачи) — не только триумф, но и серьезнейшая проверка на прочность. В следующем сезоне баварец, однако, доказал: «звездняк» после феноменально раннего успеха далеко не неизбежен. Все зависит от человека.

КРАСИВО ПОГРЕБНЯК ЗАБИЛ «БАВАРИИ» С ПРАВОЙ!

— В мае 2008 года «Зенит» разгромил в Санкт-Петербурге «Баварию», а двумя месяцами ранее вы забили свой первый мяч за резервный состав мюнхенцев. Помните это?

— Конечно. Гол тот я забил в ворота «Унтерхахинга». А игру с «Зенитом» смотрел дома по телевизору — и помню, что Погребняк сделал дубль. Запомнил даже, что один из голов он забил прекрасным ударом с правой. Для «Баварии» это был плохой матч, а Санкт-Петербург провел классный сезон. Он тогда выиграл Кубок УЕФА, правильно?

— Да, вы не ошибаетесь.

— И как телезритель той игры должен признать, что у «Баварии» в ней не было ни шанса.

— Вы в России впервые?

— Да. Но в первый день поездки тренер не разрешил нам выходить из отеля — в преддверии игры прогулки у нас не поощряются независимо от статуса матча.

— О российском футболе что-нибудь знаете?

— Помню, что года два назад сборная России была очень хороша. В отборочной группе ЧМ-2010 она долго шла вровень с Германией, и обе наши победы над россиянами получились очень сложными. Но сам я в них не участвовал. Да и вместе с россиянами в командах никогда не играл. Кроме Тимощука, но ведь он — украинец (улыбается)…

— Что думаете о его роли в «Баварии»?

— Тимо — классный парень! И играет в очень хороший, агрессивный футбол. Это важный для нашей команды футболист, и не случайно в последних пяти матчах, которые обеспечили нам третье место, он каждый раз выходил в стартовом составе.

— А юношеский чемпионат Европы 2006 года, который Россия выиграла и в котором вы участвовали, помните?

— Если честно, нет.

МАРАДОНА ПОСЧИТАЛ МЕНЯ МАЛЬЧИКОМ

— Правда ли, что перед вашей первой товарищеской игрой за сборную — в апреле 2010-го против Аргентины — вас пригласили поучаствовать в пресс-конференции вместе с Диего Марадоной, но легендарный аргентинец отказался сидеть с вами за одним столом?

— Правда (смеется)! Он просто не знал, кто я такой. И отправил меня из зала, заявив, что не хочет сидеть рядом с мальчиком, подающим мячи. Думаю, через три месяца он меня узнал. И вряд ли теперь назовет мальчиком (улыбается).

— После того как в четвертьфинале ЧМ-2010 Германия разгромила Аргентину — 4:0, а вы открыли счет на 3-й минуте, Марадона не подошел извиниться?

— Нет.

— А для вас самого такое поведение главного тренера соперника стало дополнительной мотивацией перед игрой?

— Тоже нет. Вот для прессы это была великолепная история! Перед четвертьфиналом об этом писали наперебой — и после него тоже. Тем более что на моем счету оказался как раз первый гол. По этому поводу газеты много смеялись.

— Были вы и на пресс-конференции перед четвертьфиналом — вместе с Бастианом Швайнштайгером. И он довольно жестко заявил о неуважении аргентинцев к судьям и соперникам. Вы разделяли его чувства?

— Для Басти аргентинцы, возможно, стали особым раздражителем еще на ЧМ-2006. Германия тогда прошла Аргентину в серии пенальти, но в той игре случился инцидент с Торстеном Фрингсом, которого после матча несправедливо дисквалифицировали (проиграв, аргентинцы затеяли потасовку, Хулио Крус симулировал травму, и Фрингс, признанный лучшим игроком матча, вынужден был пропустить полуфинал с Италией. — Прим. «СЭ»). Швайнштайгер тот случай не забыл — и он повлиял на его настрой на матч с аргентинцами в Южной Африке. Но я на домашнем для нас мировом первенстве не играл и встречу с Аргентиной воспринимал как нормальную игру. Ну, ладно, не совсем нормальную — четвертьфинал чемпионата мира все-таки! (Улыбается.) Поэтому мотивация, конечно, была исключительная. Но она никак не была связана с тем, что играли именно со сборной Аргентины.

— Полуфинал против испанцев вы пропустили из-за перебора карточек. Сильно расстроились?

— Не могу сказать, что был глубоко опечален. Потому что вообще не из тех, кто привык печалиться! Но было досадно: с Аргентиной я получил просто невероятную желтую карточку, которой не заслуживал ни в малейшей степени. Думать о том, что из-за такого предупреждения я вынужден был пропустить полуфинал чемпионата мира с Испанией, до сих пор невыносимо.

— Не из-за вашего ли отсутствия проиграли?

— Такое вам можно писать, но не мне — говорить. Мы в том матче не были так агрессивны, как в предыдущих. А все потому, что испанцы мастерски атакуют позиционно. Они очень хороши, и забрать мяч у них крайне сложно. Но проблема с Испанией заключается еще и в том, что они могут переигрывать вас в работе с мячом на земле, а победный гол при этом забьют головой! Вот что особенно досадно.

«ЗОЛОТУЮ БУТСУ» ХРАНЮ В БИЛЬЯРДНОЙ

— Удивились, когда Йоахим Лев позвал вас на ЧМ-2010 — учитывая, что ни одного отборочного матча вы не сыграли?

— Не могу сказать, что был уверен в приглашении, но надеялся на это. Сезон в «Баварии» и у команды, и у меня получился очень хорошим, я пропустил, по-моему, всего один матч. Было ощущение, что смогу помочь национальной команде. Но, конечно, «Золотая бутса» мне и померещиться не могла. Предположить такое было невозможно, но сейчас уже привык. Продолжаю играть как умею — и смотрю вперед, а не назад.

— Что чувствует 20-летний парень, став в самом начале карьеры лучшим бомбардиром чемпионата мира?

— Что-то невероятное! Иногда думал: что же я буду делать в ближайшие десять лет? Ведь у меня, может, больше и не будет такого хорошего турнира и сезона!

— Старшие товарищи — Лам, Швайнштайгер и другие — как-то отреагировали на ваше достижение?

— Подшучивали, как всегда. Но что они могли предъявить мне всерьез, если играл я на чемпионате мира действительно хорошо? (Улыбается.)

— Кто, по-вашему, в прошлом году заслужил «Золотой мяч» — Месси или кто-то другой?

— Считаю, вручение «Золотого мяча» Месси было странным решением, поскольку Хави и Иньеста стали чемпионами мира. Месси, с моей точки зрения, лучший футболист планеты, но «Золотой мяч» вручают не лучшему в мире вообще, а лучшему в сезоне.

— Где храните «Золотую бутсу»?

— Дома, в бильярдной.

— Как родители отреагировали на ваш огромный успех?

— Они были счастливы и гордились мною. Особенно учитывая то, что своими голами я помог сборной Германии завоевать медали чемпионата мира. Но во второй половине прошлого июля для них наступило непростое время. Кажется, вся немецкая — да и не только — пресса съехалась в наш городок к их дому, и им пришлось отвечать на тысячи вопросов обо мне. Конечно, это стало немалым стрессом — прежде они с подобным никогда не сталкивались.

— Кем они работают?

— Папа — в Мюнхене, в мотоциклетном подразделении BMW. Мама после нашего с братом рождения занималась только тем, что поднимала нас на ноги. Каждый день возила меня на тренировки в Мюнхен, а отец вез назад. Ему это было удобно — забирал меня после работы. Путь на машине составлял час в один конец, и в юные годы я достаточно покатался на автомобилях и поездах. А надо ведь было еще и учиться.

ГЕРД МЮЛЛЕР НАУЧИЛ МЕНЯ ТОЛКАТЬСЯ

— Вы — продукт юношеской системы «Баварии». В чем секрет ее эффективности?

— У нас в клубе много футболистов из других стран. Поэтому, если выпускник школы «Баварии» оказывается способен попасть в состав первой команды, значит, он действительно хорош. Но этот уровень ты должен поддерживать постоянно. Чуть сбавишь — сразу лишишься места в составе. Будь ты сколько угодно раз лучший бомбардир чемпионата мира.

А секрет — в очень хороших тренерах, которые с нами работали в школе. И, может, в удаче. Каждому из нас она в той или иной степени сопутствовала.

— Одним из ваших тренеров в юношеских командах был великий снайпер Герд Мюллер…

— Он ассистировал главному тренеру во второй команде «Баварии». Я имел честь не только тренироваться у этого человека, но и сниматься с ним в одном рекламном ролике. Поэтому знаю его чуть лучше большинства моих сверстников.

— "Бомбардир нации" в пору совместной работы относился к вам с особым теплом? Все-таки однофамильцы.

— Пожалуй, относился. Но не из-за фамилии, а из-за того, что я умею делать на поле. Мюллер уделял мне внимание потому, что мог рассказать и показать, что делать в той или иной ситуации. Я хорошо его понимал, и у нас сложились отличные отношения.

— Чему именно научил вас Мюллер-старший?

— Маленьким нюансам в штрафной. Как, например, почувствовать правильный момент, чтобы развернуться. Когда соперник плотно играет с тобой и находится очень близко, ты можешь незаметно подтолкнуть его задницей — это один из его советов. Он ведь игроком был не слишком габаритным, и ему требовалось знать какие-то подобные маленькие трюки, чтобы избавляться от опеки. Оттолкнул «пятой точкой» — и можешь наносить удар! (Смеется.)

— На ЧМ-2010 вы играли под 13-м номером — тем самым, который носил на спине Герд Мюллер. Намеренно его взяли?

— Это был хороший маркетинговый ход сборной Германии, фирмы Adidas и мой личный (улыбается). Я знал историю этого номера и решил попробовать.

— И все же: как «чертова дюжина» досталась вам?

— Сначала номера выбирают опытные игроки. Тебе достается то, что не взяли они. Я человек несуеверный. Но не скажу, что сам заявил: 13-й — мой номер. После пяти или шести вариантов Олли Бирхофф вдруг сказал: «О, идея! Томас, возьмешь 13-й?» Я ответил: «Почему нет?»

О ВАН ГАЛЕ — ТОЛЬКО ХОРОШЕЕ

— Как бы вы сформулировали главные принципы своей игры?

— Я играю рискованно. Но могу себе это позволить, поскольку я футболист группы атаки. Каждый мяч, который получаю, стараюсь по кратчайшей довести до чужих ворот — будь то пас на ход партнеру или удар. Не люблю перестраховываться, пасовать назад или ближнему. Зачастую мои рискованные действия не проходят — но два-три, а то и четыре раза за игру они срабатывают. И позволяют либо забить, либо сделать результативную передачу.

Иными словами, мой главный принцип — нацеленность на ворота. Но при этом хорошо вижу поле и не бью всякий раз, когда есть шанс для удара: порой предпочитаю отдать мяч партнеру, находящемуся в лучшей позиции.

— Какова все-таки ваша любимая позиция? Вы ведь в атаке и полузащите перепробовали практически все!

— Хороший вопрос. Отвечу на него так: я игрок атакующего плана. А где мое место — слева, справа или в центре, — даже сам не знаю, поскольку играю везде. И на каждой позиции чувствую себя комфортно!

— Луи ван Гал говорил, что у вас очень сильный менталитет. Что он, по-вашему, имел в виду?

— Да, я считаю, что крепок психологически. В первую очередь потому, что, выходя на поле, абсолютно не думаю о привходящих обстоятельствах — уровне матча, силе соперника, внимании журналистов и т.д. Многие молодые футболисты, к примеру, не справляются с огромным давлением со стороны прессы. Оно особенно ощущается вокруг «Баварии», за которой постоянно и требовательно следят все. Я просто Томас Мюллер, и я просто выхожу и играю в футбол!

— Как, кстати, относитесь к ван Галу — человеку сложному, зато доверившему вам место в стартовом составе?

— В моем развитии ван Гал сыграл очень важную роль, и я ему благодарен. От него узнал множество футбольных вещей — о тактике, умении правильно ориентироваться в игровых ситуациях. Словом, могу сказать о нем только хорошее.

— Жалели, когда он был уволен?

— Знаю, что означает в футбольном бизнесе, когда нет очков. Если «Бавария» занимает в бундеслиге только 4-е место — значит, с ней что-то не так. И клуб должен как-то на это реагировать. Но действительно грустно от того, что мы все — и тренер, и команда — в этом сезоне были не так хороши, как в предыдущем.

ИГРАЮ РАДИ УДОВОЛЬСТВИЯ

— Вы пришли в систему «Баварии» в 11 лет. Допускаете, что проведете в родном клубе всю карьеру?

— Допускаю. При этом не знаю, что произойдет в будущем. Может, наступит момент, когда я посчитаю правильным попробовать силы еще где-то в Европе. Внимательно наблюдаю за игрой того же Езила в «Реале», но на сегодня бундеслига — идеальное для меня место. Если ты хорошо играешь — какой смысл дергаться? Поэтому сейчас моя мечта — остаться в «Баварии» до конца карьеры. К тому же если уезжать, придется учить новый язык, да и семьи рядом не будет.

— Английским вы уже владеете хорошо. Откуда?

— В школе учил, как все. Грамматические ошибки делал всегда. Если честно, у меня по английскому была оценка «удовлетворительно». Но говорить с вами это вроде бы не мешает (улыбается). Надеюсь когда-нибудь выучить и другие языки, хотя не могу сказать, что схватываю их на лету.

Если ты умеешь общаться с людьми из других стран на их родном языке, этим можно гордиться. Вот Тони Кроос в школе немного учил русский, поскольку родился в Восточной Германии. Как и Михаэль Баллак.

— В 20 лет вы уже женаты, что для вашего поколения не слишком характерно.

— Это уж точно. Не знаю, почему женился так рано, — но знаю, что поступил правильно! (Смеется.) В качестве семейного человека чувствую себя прекрасно. С момента свадьбы у нас с женой не было проблем. Пока. И я счастлив.

— О детях еще не задумываетесь?

— Нет-нет, что вы! Рано — я же сам еще ребенок.

— Роберто Карлос рассказывал мне, что в юности главной мотивацией в футболе для него была мечта о покупке дома для родителей, живших очень бедно. А что подталкивало к большой карьере вас?

— В «Баварию» я пришел в 2000-м, но только в последние два года в юношеском футболе понял, что могу стать профессионалом. До того, может, и был на поле хорош, но играл просто ради удовольствия, ни о чем серьезном не думая. Как все, учился в школе — и о том, чтобы делать какой-то серьезный выбор, не задумывался: получится — хорошо, не получится — займусь чем-нибудь другим.

Впрочем, я и сейчас играю ради удовольствия. Разница в том, что теперь знаю, кто я такой и на что способен. И футбол стал моей жизнью.

— О чем мечтаете теперь?

— Выиграть очередной чемпионат бундеслиги, а главное — следующую Лигу чемпионов, финал которой состоится в Мюнхене!

 

Игорь РАБИНЕР,

"Спорт-экспресс"

 

Подробнее: http://news.mail.ru/sport/news/football-foreign/5961641/?page=2



Подробнее: http://news.mail.ru/sport/news/football-foreign/5961641/

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Последние комментарии


Информационный портал PINKFOOTBALL.RU Свидетельство о регистрации СМИ: ЭЛ ФС77-44843
Подпишись на нас в twitter